Однажды, дождливым днём…

Сегодня с утра идёт дождь, и я бреду по улицам серого и неприютного города. Ровно год назад в такой же пасмурный, дождливый день я шла по улицам Питера в поисках Эрмитажа. Водитель маршрутки высадил меня где-то сбоку от здания, и я никак не могла сообразить – в какую сторону мне идти, а редкие прохожие, наполовину скрытые под зонтами, торопливо пробегали мимо. Наконец, какой-то добрый человек (дай Бог ему здоровья!) объяснил, куда идти. Оказалось, я была совсем рядом с нужным мне местом – просто ходила по кругу. Мой первый вопрос, когда я, наконец, попала внутрь, был:

— Где здесь можно выпить кофе?

— Вон там – указали мне направление работники Эрмитажа, у которых, вероятно, сложилось впечатление, что девушка перепутала один из лучших музеев мира с рестораном.

Но я так продрогла, что мне был просто жизненно необходим глоток горячего, крепкого кофе. Впрочем, до него я так и не добралась – искусство, буквально, «затянуло» меня внутрь. И, решив, что посмотрю только «вот это и ещё вон то», потом выпью кофе, а затем продолжу обход этажей, я двинулась по коридорам и залам. За свою жизнь я видела несколько музеев такого уровня: Третьяковскую и Пушкинскую галереи, Цвингер, Лувр и Эрмитаж. И везде я, словно, «проваливалась» вглубь веков. Я шла по залам, разглядывая древние полотна великих художников, изредка читая таблички под ними, и начинала чувствовать «голос» той эпохи — запахи, музыку, шелест одежды, мысли и страсти, изображённых людей. Вы когда-нибудь обращали внимание на то — какая аура в таких местах? Она другая — даже тишина звучит иначе, не по-нашему – более значимо что ли.

А ещё меня всегда поражает мебель и предметы быта (шкатулки, тарелки, кубки и прочее), которые выставлены в музеях и выглядят так, будто им и не сотни лет – и их можно хоть сейчас продолжать использовать. Вот умели же раньше работать руками! Хотя и сейчас есть интересные и качественные новинки, например – растущая мебель, которая как бы «подстраивается» под хозяина, «растёт» вместе с ним. Но я что-то отвлеклась…

Итак, я шла по залам Эрмитажа и думала о том, что раньше всё было куда величественнее, чем сейчас. Люди, их цели, чувства, мысли — может именно поэтому многое из того, что они создали, и сохранилось до наших дней, практически, в первозданном виде? Может это напоминание нам – нынешним — о том, что есть что-то более важное, чем наша повседневная суета. Может быть…

Я очень люблю работы художников-импрессионистов, а особенно – Клода Моне. Когда смотрю на них, во мне возникают какие-то неясные чувства, я слышу музыку саксофона, шелест ветра и шум волн. Я как-то прочитала в Википедии о том, что импрессионисты «стремились наиболее естественно и непредвзято запечатлеть реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолётные впечатления». Привела эту цитату целиком, так как вряд ли сумею сказать лучше, а она полностью и главное – точно, отражает то, что я чувствую, глядя на полотна художников-импрессионистов.

Поток размышлений и воспоминаний прервал телефонный звонок. Звонила подруга, которая загадочным голосом сказала, что у неё есть сюрприз для моей племянницы.

— Приходи скорее! – возбуждённо зашептала она в трубку – Это нечто!

Я была заинтригована, но все мои попытки выяснить – в чём же, собственно, дело? – были прерваны фразой:

— Приходи, – увидишь!

Спустя 20 минут, я уже была у подруги, которая с гордостью продемонстрировала мне парту-трансформер, купленную для моей племянницы.

— Смотри, какая прелесть, а главное – как удобно! – радовалась она.

Спасибо, племяшка будет на седьмом небе от счастья, – улыбнулась я в ответ.

Автор: Наталья Дружинина.

 
loading...

Ссылка на основную публикацию